Валерий Горбань. Законодатель - лучший друг угонщика (и другие статьи)





Обожженные ненавистью

Этот материал о событиях в селе Алексеевка Краснознаменского района Калининградской области был опубликован в калининградской газете "Маяк Балтики" в июле 2002 года. Но, к сожалению, затронутая в нем тема сохраняет свою актуальность и по сей день. Именно поэтому, автор предлагает его вниманию широкого круга читателей.

В ту ночь Харен Сагателян собрался спать поздно, около половины второго. Дело было не в шуме дискотеки, на которой рядом веселилась молодежь. И не в бессоннице. Эта модная городская болезнь в селе не приживается. Просто сегодня можно было слегка расслабиться, посмотреть телевизор. Закончена большая и очень важная работа. Около 15 тонн сена аккуратно сложены в красивую строгую скирду, размещены на сеновале. Теперь можно смело встречать зиму: многочисленная живность без кормов не останется.
На пляшущие красноватые отблески в окне первой обратила внимание старшая дочь. Она вышла во двор посмотреть, что происходит, и тут же прибежала:
- Папа, у нас пожар!
Харен выскочил во двор. Огонь пластал сразу в двух местах: горели и скирда и сено, сложенное наверху. Занялся стоящий рядом сарай соседки. В любой момент пламя могло перекинуться на их поделенный на двух хозяев дом.
Сбегались люди. Пожар - одна из самых страшных бед на селе. Пострадавшая семья лишается не только крова и всего, что нажито, но по нынешним временам - и просто возможности выжить.
То, что происходило дальше, в деталях Харен описать просто не может. Была яростная борьба с огнем, было отчаяние, охватившее душу, была страшная ненависть к тем, кто совершил эту беспощадную подлость. И еще была маленькая надежда, что все это - просто случайность. Неосторожность кого-нибудь из молодых людей, искавших уединения с подружкой в душистом сене.
По вызову приехали пожарные, милиция. Продолжали собираться односельчане. Практически все с ходу включались в схватку с огнем.
Сараи сгорели полностью. Остатки сена спасать было бессмысленно, скотина не будет его есть из-за запаха гари. Главное - удалось отстоять дом. И нужно было тщательно залить последние искры и головешки.
В этот момент потупил новый вызов. На другом конце села горело сено у свояка Харена - Михаила Есаяна. Со вторым пожаром тоже справились. Но теперь сомнений не оставалось ни у кого. Поджог!
А буквально через несколько дней после пожара - новый конфликт. Один из односельчан, ранее судимый скотокрад и хулиган, на котором клейма ставить негде, решил спрямить свой путь и пройти через двор Анатолия Сагателяна - брата Харена. Его остановили и сказали, что не хорошо без разрешения расхаживать по чужому двору. Слово за слово - началась драка. Пострадали обе стороны, но больше, пожалуй, досталось любителю прямых путей.
Вроде бы, ситуация простая и до предела ясная. Если бы задире намяли бока русские, литовцы, немцы - любые другие представители множества национальностей, населяющих район, то никто бы и внимания не обратил. Сами не помирятся - милиция разберется. Но, когда район взбудоражен слухами о поджогах армянских подворий, о том, что пострадавшие собираются заняться самостоятельными розысками поджигателей и актами самочинной мести...
Дело в том, что среди молодежи, сменившей в ту страшную ночь дискотеку на новое зрелище, нашлось и несколько моральных уродов, которые стояли, сунув руки в брюки и посмеивались, глядя на чужое горе.
Вид этих глупцов, и зрелище превращающихся в прах плодов тяжкого труда заставили пострадавших в какой-то момент потерять контроль над своими эмоциями. Даже возник конфликт с пожарными. Говорят, что прозвучали и угрозы разобраться с теми, кто совершил поджог, так, что тех "понесут вперед ногами".
Харен Сагателян в беседе с журналистом обошел этот момент. Сиюминутные эмоции находящегося в шоке человека - это одно. А его истинный характер - другое. Довольно осторожно говорили об этом и очевидцы тех ночных событий, неизменно добавляя:
- Тут любой наговорит, что хочешь, когда увидишь, как твое добро горит. А они - люди южные, горячие. Но только вряд ли они будут ерундой заниматься. Все - трудяги, порядочные...

Надо отдать должное руководству района и сотрудникам краснознаменской милиции, которые отнеслись к этим фактам с предельной серьезностью. Умудренные жизненным и служебным опытом, они понимали, что в нашем наэлектризованном обществе любой конфликт, если придать ему национальную окраску, может привести к цепи совершенно непредсказуемых реакций и действий сторон.
Поэтому, было принято решение провести в Алексеевке сельский сход. Многочисленным и полномочным этот сход не был. Разгар лета, у каждого свои заботы. Пришло человек шестьдесят сельчан. От армянской диаспоры вообще присутствовало человек пять. Видно, для многочисленных и дружных армянских семей, связанных кровными узами, такое представительство показалось вполне достаточным. Не было и особого обсуждения возникшей проблемы. Никто явно не собирался обострять и без того непростую ситуацию. Стало совершенно очевидно, что жители Алексеевки относятся к выходке неизвестных мерзавцев так, как и должны относиться разумные порядочные люди. Пострадавших жалели, выразили готовность помочь. Просили милицию с максимальной тщательностью провести расследование.
Но главным стало то участие, какое проявили и односельчане и другие люди к судьбе пострадавших.
Предприниматели Игорь Грудев и Бронислав Каспутис, ЗАО "Бородино" помогли с лесом и другими материалами. Сельскохозяйственное предприятие "Узловое" - выделило сено для обеспечения оставшегося без запасов на зиму скотного двора. По-соседски помогли фермеры Игорь Черноиванов, Иван Рыжих, семья Кулешовых.
Когда остыли первые эмоции, житейскую мудрость и человеческое достоинство проявили и сами пострадавшие.
Разумные слова произнес на сходе Анатолий Мовсесович - старший из Сагателянов.
У любого народа есть негодяи и отморозки. Это преступление совершили именно такие люди. Мы не будем равняться с ними.
На следующий же день после пожара Харен и Михаил побывали на приеме у исполняющего обязанности начальника РОВД Игоря Траленко. И не только для того, чтобы написать необходимые для возбуждения уголовного дела заявления и объяснения. Они твердо сказали:
Мы хотим, чтобы преступников нашли и наказали по закону. И чтобы все это знали.
Эти люди прекрасно понимают, как непросто найти поджигателя (или поджигателей). Но после встречи с сотрудниками милиции они поверили, что для их земляков в погонах раскрытие этого преступления не менее важно, чем для них самих.
Не случайно, говоря о своем участковом Александре Старовойтове, Харен сказал:
- Он в ту ночь был рядом с нами, тушил огонь. И я видел слезы в глазах этого человека: он не мог спокойно смотреть на то, как гибнет человеческий труд.
А затем дружные армянские семьи еще раз доказали всем окружающим, что именно неустанный и честный труд - основа их жизни. В считанные дни выросли на месте пожара новые постройки.
Им не впервой возрождать свою жизнь из пепла.
В 1992 году, под танковыми обстрелами и авиационными бомбежками, они уходили из родного села в Шаумяновском районе Азербайджана. Им не разрешили взять с собой ничего. Многим не удалось захватить даже документы. Пока они, неся на руках детей и беспомощных стариков, шли к перевалу, разделяющему азербайджанскую и армянскую территорию, их продолжали убивать. Не дошли многие.
В те закатные годы СССР, еще действовали центры, распределявшие беженцев по территории всей страны. Братья Сагателян перебрались в Калининградскую область. У них была здесь родная душа. Старший брат еще лет за пятнадцать-двадцать до этих страшных событий, после службы в армии, нашел здесь свою зазнобу и, женившись, остался в Краснознаменском районе.
Харен Мовсесович на родине был не последним человеком. Работал начальником узла связи, затем - заведующим отделом райкома партии. В Алексеевке стал заведующим отделением совхоза, главным агрономом. Реформа сельского хозяйства, обернувшаяся его разгромом, превратила специалиста Сагателяна в обычного фермера. Но этот человек не кичится своим прошлым, и, в отличие от многих других вынужденных переселенцев, не требует для себя каких-то льгот. Всем бедам он противопоставил проверенное средство - труд.
Живет его семья не богато. В двухкомнатной половине дома, выделенной в свое время совхозом, ютится вся его семья: мама, жена, три дочери. Обстановка более чем скромная. Все трудятся от зари до зари. И не только в своем хозяйстве. Старшая дочь закончила школу с серебряной медалью, поступила в КГУ. Средняя - круглая отличница. У младшей есть четверки, но есть и время нагнать сестер.
Для них Краснознаменск - это уже не место временного пребывания.
На вопрос, нет ли мечты уехать в Армению, Харен грустно улыбается.
- Куда? В Армении у нас нет корней, мы жили на территории Азербайджана. А там ничего не осталось.
На месте села - выжженная, раскатанная танками пустыня. Говорят, что даже кладбище уничтожили. Это сделали такие же нелюди без национальности, как и те, что устроили поджог в далекой от Кавказа Алексеевке. А те азербайджанцы, что сохранили в кровавом конфликте сердце и разум, по просьбе изгнанников сделали и передали им видеозаписи того, что осталось на их родной земле.
Да и как теперь уехать? Старшего брата здесь похоронили, и других родственников. У нас здесь уже много своих могил. Как их оставишь? Это теперь наш дом, наша Родина.
Обездоленные безумием межнационального конфликта, эти люди больше всего на свете боятся повторения того, что им уже однажды пришлось пережить.
И Харен раз за разом повторяет:
- Это все не на национальной почве. Это просто - чья-то зависть.
Пожалуй так. Говорят, что в нескольких армянских домах перед пожаром раздавались телефонные звонки. Неизвестные насмешливо спрашивали:
- Что, богато живете?
А у русской соседки ехидно осведомились, не жарковато ли у них?
Конечно, хлестать самогон, бездельничать, красть по мелочам на пропой и прожитие - занятие куда как не трудное. Но и мало прибыльное. А жить-то хочется красиво. Ну, как тут не возненавидеть этих трудоголиков, которые вырвались со своего Кавказа еле живые и без штанов, а тут уже и хозяйством обзавелись и вообще живут по-человечески. И повод для пакости хороший - черные, неруси!
Но откроем газеты. Жгут и русских фермеров по всей России свои же русские выродки. Глава администрации Краснознаменского района Федор Георгиевич Пискарев рассказывал о том, как по-разному сложились судьбы бывших крепких советских хозяйств. Одни пробились сквозь проблемы реформ, крепко встали на ноги. А другие распродают и доразоряют все, что было создано трудом нескольких поколений. И на сходе в Алексеевке глава был вынужден, кроме основного вопроса, честно и конкретно разъяснить селянам, что ни помощи, ни халявы со стороны государства им ожидать не приходится. Все теперь - только в их собственных руках.
Так что Харен Мовсесович смотрит в корень.
Сегодня, когда уже с того горького дня прошло больше года, и страсти поулеглись, можно с уверенностью сказать: нет, это вопрос не межнационального конфликта. На смену национальному противостоянию приходит противостояние хозяев, тружеников, талантливых предпринимателей - с одной стороны. И отребья, бездельников, несостоятельных людишек - с другой.
Так что и Алексеевке, и Краснознаменску, и всей нашей огромной стране предстоит выбирать, с кем мы теперь будем: с великой нацией разноплеменных тружеников? Или с безродными халявщиками, мечтающими "взять и поделить", или хотя бы уничтожить заработанное чужое, злорадно наблюдая, как корчатся души людей, обожженных ненавистью.

Валерий Горбань



Законодатель - лучший друг вора
Здравомыслие, как источник права

Интересная у нас страна!
К примеру, как на Западе асфальтируют дорожки? Сам не видел, врать не буду. Но, в народе рассказывают, что делается это рационально. Разбили газончик, дали гуляющим по нему походить. Набьет народ тропки, удобные, с которых даже самый ленивый не сойдет, чтобы путь спрямить. Вот их и асфальтируют.
У нас немного по другому. Некий дядя или тетя, с образованием, отягощенным личными фантазиями, планирует парк. Нарисует на схеме то, что ему лично больше нравится. Кто радиусами дорожки проведет, кто паутинкой красивой. А кто по-армейски: прямо и конкретно. Сразу и воплотят. А народ ходит по своим маршрутам. По свежеразбитым клумбам и цветникам, как его, народ, жизнь реальная подвигает.
И кто тут бескультурней, ходоки по клумбам или те прожектеры, которые не хотят с жизнью считаться, это - большой вопрос.
А причем тут воры, спросит читатель?
А притом, что и законы у нас и на Западе принимаются по таким же разным схемам.
Отвлечемся еще раз. Когда какому-нибудь юридическому изданию нужна "смешная" страничка, обычно обращаются либо к цитатам из протоколов по типу "нарочно не придумаешь", либо к прецедентам законодательства североамериканских штатов. Какие только чудные законы не принимали американцы на заре своей государственности. А сейчас берегут эти юридические приколы, как музейную редкость. Сами смеются. Весь мир посмеивается. Вот, например, в одном из западных штатов существует запрет солить огурцы в ванной. Закону лет двести. Но попробуй нарушить! Глупость? Не-ет! Давайте подумаем, как такой закон появиться мог? Была, наверное, когда-то в ковбойском городишке одна ванна на всех. В салуне каком-нибудь. Или даже в специальном заведении. Приехали с ранчо или после очередной перестрелки с мексиканцами усталые, потные ковбои. Захотелось понежиться... а тут сюрприз: хозяин заведения решил огурчики посолить. Может быть, его пристрелили сначала, а потом решили вопрос урегулировать. А может быть, и повезло чудаку. Освободили бравые парни емкость одним пинком ковбойского сапога, помылись. А потом собрались на главной площади городка и приняли закон, защищающий право каждого из них хоть раз в месяц насладиться ощущением чистого тела.
Теперь намек ясен? Тут даже не намек, а совершенно определенная позиция у автора намечается: Закон должен приниматься на основе анализа реальных фактов, и предусматривать конкретные жизнеспособные меры для разрешения и урегулирования реально существующих проблем.
С воровством в России покончено?
Вот давайте и рассмотрим одну из вполне реальных проблем российского бытия.
Откроем милицейские сводки по Калининградской области за неделю. Что у нас только не крадут! Машины ворье уводит, как кочевники чужих лошадей - целыми табунами. Из квартир стройными рядами уплывают к барыгам-перекупщикам видеотехника, золото, меха, столовые приборы, постельное белье... - все что можно взять в руки и продать. В Неманском районе в поселке Лунино укатили мотоцикл. В Гурьевском - сперли бетономешалку и сварочный аппарат. В Ленинградском, из торговой палатки - микроволновку и кассовый аппарат. В Светловском округе, из муниципального учреждения - компьютер, принтер, телефон-факс. В Гвардейском районе милиция отловила похитителя теленка. А в Озерском ловит конокрада. Но не все норовят соседскую скотину украсть, надо же и свою кормить: в Нестеровском районе умудрился кто-то увезти 7 тонн чужого сена. Ну а чтобы воровская жизнь горькой не казалась, с пасеки возле поселка Кругловка утащили 224 килограмма меда.
Вряд ли меньше воруют и в других регионах России. Так что говорить о том, что кражи у нас пошли на убыль и можно потихоньку переходить к более либеральным мерам воздействия на ворье, пока что, вроде, и рановато.
Но законодатель-то у нас свой, российский. Со своими доморощенными фантазиями. Без этого бездушного западного рационализма.
Собрались господа депутаты Государственной Думы и решили: мы дескать, живем в демократическом и, можно сказать, совсем уже европейском государстве. И законы у нас должны быть соответствующими. Это ничего, что мы со своим криминалитетом на фоне европейского благополучия смотримся, как свиное рыло в калашном ряду. Мы всему миру нашими новациями нос утрем.
И приняли господа депутаты новый Кодекс РФ об административных правонарушениях. Совет Федерации его одобрил. А Президент этот закон подписал.
Есть в новом КоАП и действительно рациональные, современные нормы.
Но есть и такие, о которых профессионалы сразу предупреждали, что обернутся они бумерангом и ударят по интересам прежде всего законопослушных людей. Причем - из самой социально незащищенной категории. Но не слушают законодатели профессионалов. Неужто мент может быть умней депутата Государственной Думы?
Так что теперь у нас в России, в соответствии со статьей 7.27 КоАП, любая кража на сумму менее пяти минимальных размеров оплаты труда, а сегодня это - 2250 (две тысячи двести пятьдесят) рублей является не уголовным преступлением, а административным правонарушением.
Раньше значительность ущерба, причиненного кражей, а следовательно и необходимость возбуждения уголовного дела, оценивалась по совокупности обстоятельств. Одним из важнейших являлась оценка ущерба для потерпевшего с учетом его реальных доходов. Одно дело, карманник у нового русского сотню баксов на мелкие расходы вытащил. Тот и с заявлением-то не пойдет по такому случаю. А другое - когда у старушки-пенсионерки, или у получающей нищенскую зарплату учительницы пятьсот рублей украли. Им после такой кражи полмесяца на голодном пайке сидеть придется. А уж две с лишним тысячи!
Так что ворью теперь полное раздолье. Тут главное - не просчитаться, за заветную сумму не выйти. Магазины самообслуживания типа "Виктории" или "Алтына" и так не успевали с мелкими воришками управляться. А теперь просто волками воют. Потому как наша административная ответственность - это просто ее полное отсутствие.
Держитесь, дачники! Вряд ли старую плиту, бэушные лопаты или видавший виды чайник оценит товароведческая экспертиза в две тысячи двести пятьдесят один рубль. Так что можно теперь "бомбить" ваши дачи практически безнаказанно.
Плачьте пенсионеры. Это ничего, что ваш цветной "Горизонт" обошелся вам когда-то в две месячных зарплаты. Сегодня ему красная цена - пятьсот рублей. И неважно, что купить новый телевизор взамен украденного вы теперь никогда не сможете, ибо самый дешевый имеет фантастическую для вас цену.
Чешите в затылках автолюбители. Разве зеркало с вашего подержанного автомобиля или обычная автомагнитола потянут на искомую сумму? Значит, ваши машины тоже можно обдирать сегодня безнаказанно.
Как-то на днях автор этих строк общался с женщиной-судьей. Обязанная быть беспристрастной служительница Фемиды сердито рассказывала: "Недавно арестовала по представлению следователя одного молодчика. Украл у старухи имущества приблизительно на две тысячи. Прогулять не успел, спрятал. Но возвращать не собирается. Сидит, гаденыш, ухмыляется. Знает, что уголовной ответственности не подлежит, адвокат разъяснил, что дело будут прекращать. А я ему влупила - у него и улыбочка пропала. Сразу засуетился. Пока точный размер ущерба установят, пока мое решение обжалуют и отменят - посидит. А не захочет сидеть - пусть деньги возвращает."
С точки зрения закона, поступок судьи ни в какие ворота не лезет. Но я лично склоняю голову перед ее поступком. Вот только почему она должна рисковать своей профессиональной репутацией, защищая обворованную беспомощную старуху от вора и его союзников - законодателей?
Чем это чревато?
Наказание мелкому воришке новый закон определил в виде штрафа в размере до трехкратной стоимости похищенного имущества, но не менее одного минимального размера оплаты труда. Ну скажите, пожалуйста, какой штраф можно взять с бомжа, неработающего алкоголика, или профессионального воришки? Для них новый закон - сплошное "Баунти". Удачно украл - погулял за счет магазина, или какого-нибудь обворованного бедолаги. Неудачно - тебе за похищенное имущество на сумму в две с лишним тысячи назначат штраф - чуть больше ста рублей (для накания вора используется другой размер минималки!!!). Это уже не "Украл-выпил- в тюрьму! Романтика!" Это уже - рентабельное производство. Даже признак повторности мелких хищений, на основании которого могло быть возбуждено уголовное дело, ветры перемен выдули из Уголовного кодекса. Теперь можно совершить сто, двести, тысячу разовых краж на вполне солидную сумму, превышающую размер зарплаты многих бюджетников. И не попасть в зону.
Глупейший "сухой закон", принятый несмотря на прекрасно известный печальный американский опыт и на возражения всех умнейших отечественных криминалистов, породил свой доморощенный гангстеризм. Одна-единственная норма нового КоАП породит социальную прослойку профессиональных воров, специализирующихся на мелких кражах. Заметьте - абсолютно безнаказанных воров! И непременно найдутся серьезные люди, которые этот "бизнес" возьмут под свое крыло и организуют надлежащим образом.
Есть и еще один аспект этой проблемы. Сотрудники милиции рассказывают, что после прекращения подобных уголовных дел, или получив уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела, люди зачастую реагируют просто озлобленно. Ведь только единицы способны объективно оценить прелести отечественного законотворчества. Да и далековато господа депутаты от наших краев. А "менты", почему-то выпускающие на свободу явного вора, на котором клейма ставить негде, - вот они. Вот и сыплются на сотрудников милиции, вынужденных исполнять этот несуразный закон, оскорбления, обвинения в продажности.
Но задумываются ли господа законодатели о том, что у народного терпения есть определенная критическая масса? Что в стране живут уже миллионы обворованных людей, которые разуверились в эффективности государственной машины и которые (не без оснований) полагают, что их реальные жизненные интересы совершенно непонятны очень небедным, защищенным самыми крутыми государственными и частными структурами "слугам народа". Как это у классика? "Страшно далеки они от народа!"...
Информируют ли Президента страны высокопоставленные руководители правоохранительных органов о том, что подписанный им закон несет угрозу дискредитации государственной власти? Что будущие избиратели копят гнев и разочарование.
Уж если у профессиональных юристов нервы сдают, то что говорить о простых людях? Один из сотрудников Краснознаменского РОВД рассказывал мне о группе молодых людей, которые затерроризировали район серией разнообразных преступлений, но, по благоглупости закона, до сих пор остаются на свободе. И, завершая повествование, обычный майор милиции из обычной российской глубинки озабоченно сказал: "Если так будет продолжаться, то терпение у людей лопнет, и пойдут самосуды."
Как далеко бывает видно даже с низу, с земли, если человек не отрывается от реальности и живет одной жизнью со своим народом!

Валерий Горбань
"Маяк Балтики"


Законодатель - лучший друг угонщика

Об угонах и угонщиках написано много. У нас в области - особенно много. Ибо для столицы автотранзита - Калининграда проблема угонов и хищений автомобилей - как больная мозоль на толчковой ноге прыгуна. Да и оседающие в самой области иномарки не менее дороги их владельцам, чем жителям центральной России.
Много говорится и борьбе с угонами. Только количество их почему-то не снижается. Оно возросло почти в два раза! После констатации этого факта, по закону жанра следует воскликнуть: "Доколе!" и живого места не оставить на вечных мальчиках для битья - сотрудниках милиции.
Наверное, так бы и сделал. Если бы не знал, сколько сил вкладывают сотрудники уголовного розыска, да и всей милиции в раскрытие этих преступлений. Если бы своими глазами не видел настоящее счастье в глазах сотрудников ГАИ и оперативников, которым удалось после яростной погони или остроумной комбинации задержать очередную группу угонщиков. И если бы не приходилось потом разделять бессильную ярость людей в погонах, наблюдающих, как беззубая машина нашего закона выплевывает задержанных негодяев на свободу, даже как следует их не помяв.
Есть простой закон: если в обществе существует какое-то устойчивое явление, значит оно не зависит от воли отдельных людей. Устойчивость может быть обусловлена только экономическими и организационными факторами. И исследование проблемы угонов в нашей области приводит к неизбежному выводу: существующее законодательство делает угоны и хищения автотранспорта высокорентабельным и не слишком опасным бизнесом.
И одна из причин лежит как раз в разделении законодателем понятий собственно угона (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения - ст. 166 УК РФ) и кражи, совершенной в крупном размере (ст. 158 ч.3 п.б УК РФ). А граница между этими двумя квалификациями преступления пролегает по зыбкому болоту такого понятия, как "умысел" подозреваемого. Доказано, что хотел задержанный злодей угнанную им машину присвоить, продать целиком или по запчастям, или реализовать еще каким-нибудь способом - получи за кражу от пяти до десяти лет с конфискацией имущества (или без таковой). Не доказано - грозит тебе за угон максимум три года. Но, скажите пожалуйста, как этот самый "умысел" извлечь из головы злодея? Какой преступник, задержанный за рулем угнанного автомобиля, находясь в здравом уме и трезвом рассудке, скажет: "Да, ребята, угнал я эту машину, чтобы продать, под заказ. Или вернуть хозяину за выкуп..."
Какой угонщик назовет имена своих подельников, если за "группу лиц по предварительному сговору" он сразу увеличит свой срок на диапазон от трех до семи лет лишения свободы, а за "деяния, совершенные организованной группой" - от пяти до десяти лет.
Добавьте сюда следственную и судебную практику. Впрочем, действия следователя и прокурора, контролирующего ход расследования, диктуются в первую очередь как раз опытом прохождения дел в судах. Кому охота получать дело на доследование, иной раз и с разгромным определением по поводу низкого качества предварительного следствия?
Еще один "маленький нюанс". Почему так важно для злодея не перешагнуть в категорию "от пяти лет...? Ведь, скажем, и три года за решеткой, предусмотренные ч. 1статьи 166 УК - не очень сладкое дело. Но, во-первых, максимальный срок дается в исключительных, редчайших случаях, полным отморозкам с длинным шлейфом судимостей, да и то не всегда. Как правило - где-то по серединке. А ранее не судимым - практически всегда наказание назначается условно или с отсрочкой исполнения приговора. То есть: из зала суда - на свободу! Но и до суда любителя чужих автомобилей арестуют и отправят за решетку хотя бы на период следствия только в редчайших случаях. Потому что, в соответствии с частью 3 статьи 115 того же УК РФ преступления, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы, относятся к преступлениям средней тяжести. А сегодня и по линии судов, и прокуратуры и следственных подразделений МВД одно за одним сыплются указания: такую меру, как арест, применять только при расследовании тяжких преступлений и, лишь в исключительных случаях, - средней тяжести. Помните, как радовались Председатель Верховного суда и Президент тому факту, что количество лиц, арестованных в ходе предварительного следствия, сократилось втрое? Так вот, чтобы не испортить эти показатели явной демократизации общества на волю отпускают злодеев и покруче "автолюбителей"...
Вот и скажите: какой следователь, прокурор или судья будет рисковать и арестовывать задержанного угонщика. Напрасно вокруг них вьются, как взбудораженные осы, оперативники розыска:" Ну арестуйте! Если он поймет, что дело серьезное - поплывет, сдаст всю группу! Вот вам оперативные справки, вот вам фотографии, видеозаписи... Ведь невозможно за 48 часов задержания собрать и закрепить доказательства по деятельности опекаемой лучшими адвокатами, хорошо организованной и разбогатевшей на чужих деньгах группы. Ведь эти ребята на "выкате" потерпевшему только одной машины получают минимум годовую зарплату сыщика! Глас вопиющего в пустыне... Да и хороши будут прокуроры или судьи, нарушающие закон и указания своих вышестоящих органов.
Вот тут и начинается Поле Чудес.
В июле прошлого года оперативники Московского РОВД Калининграда берут "на выкате", то есть на передаче владельцу ворованной машины группу молодых людей - высокопрофессиональных угонщиков. Двоих арестовывают, так как имеются доказательства того, что они требовали выкуп за машину, угрожая в случае отказа уничтожить ее. То есть, совершают квалифицированное вымогательство, а это - тяжкое преступление. Третьего члена группы задерживают с поличным на другом угоне. Просто "неправомерном завладении..." и далее по тексту ст. 166-й. И суд отпускает его под подписку о невыезде. Хотя, угонов на нем висело, как на собаке блох. Выйдя из здания суда, гражданин Б-в через два часа (!!!)... угоняет автомашину от магазина "Виктория". Но здесь ему крупно не повезло, потому что служба безопасности этого предприятия не дремлет и обеспечила видеонаблюдение за подопечной территорией. Полученная видеозапись незамедлительно была пущена в ход и наш "герой", наконец, занял свое место на нарах. Анекдотично, но "помогла" ему в этом и собственная непорядочность, выходящая даже за рамки воровских понятий. Мало того, что оставаясь на воле, он ничем не помогал подельникам, так умудрился еще и увести жену одно одного из них. Угонщик - он и в личной жизни - угонщик. "Друзья" решили, что неплохо бы и ему самому вкусить прелестей тюремной жизни, а заодно и встретиться с преданным приятелем...
Спустя месяц после этой истории, воры вышли на одну из потерпевших с предложением вернуть похищенный ими "Фольксваген-Пассат" за выкуп. На встречу с преступниками отправилась под видом хозяйки автомобиля юная, но отважная сотрудница "московского" уголовного розыска. В результате проведенной операции был задержан молодой человек. Он не только показал, где стоит похищенная машина. Из обнаруженного автомобиля, в присутствии понятых, были изъяты принадлежащие ему документы (справки и счета) и стакан со следами его пальцев. Сам он ездил на тонированной Ауди-100 без номеров и документов. В салоне этой "Ауди" были обнаружены накидка внештатника ГАИ и так называемые "скрутки", с помощью которых выворачиваются замки дверей и замки зажигания автомобиля. Всего этого оказалось достаточно для того, чтобы задержанный... был отпущен на свободу.
Пятнадцатилетняя обработка общественного мнения привела к тому, что сегодня весь наш народ уверен: главная надежда людей - на воров в законе, а главная задача милиции - засадить за решетку невинного. И, несмотря на то, что закон прямо указывает, что показания сотрудника милиции имеют равную силу с показаниями других граждан, даже это требование не выдерживается. Что уж мечтать о западных вариантах, когда показания полицейского могут быть опровергнуты только показаниями нескольких и только незаинтересованных свидетелей. Нас приучили думать: "Ага: скажет мент, что я виноват - и меня посадят!" Вон какие процессы идут по "оборотням"!
Но самое смешное, что такие гуманные законы и такие сложности, созданные для милиции оборотням-то как раз и не мешают. Какая разница - под какую статью фальсифицировать доказательства?
Зато вкалывающей "на земле" милиции плести интриги против невинных людей просто некогда: реальные злодеи носятся по улицам толпами. И именно честные сотрудники МВД повязаны изобретениями наших законодателей по рукам и ногам. Скажите честно, уважаемый читатель: как вы отреагируете, если вас в два часа ночи разбудят и предложат побыть понятым. Мол, мы тут операцию проводим, сидим в засаде на угонщика. Не знаем, придет он сегодня ночью или нет, но надо посидеть с нами. И если что-нибудь у нас получится, подтвердить потом в суде, что все происходило так, как говорят работники милиции... А где ловить понятых сотрудникам ГАИ, преследующим угонщика по ночным улицам на скоростях свыше 100 километров в час?
Некий Ку-ев был зафиксирован сотрудниками ГАИ за рулем угнанного автомобиля. Увидев направляющихся к нему милиционеров, угонщик выскочил из машины, спокойно встал рядом и дальше ему только оставалось утверждать, что никакого отношения к этой машине он не имел, просто рядом гулял. А эти злодеи в форме, мало того, что скрутили и доставили в ОВД, еще и нагло клевещут на него. Через неделю его преследуют на другой угнанной машине. Он выскакивает из автомобиля и пытается убежать. Сотрудники ГАИ мчатся за ним по пятам, догоняют... Их показания летят в корзину. Угонщик на свободе. Наконец, оперативники Ленинградского РОВД под видеозапись фиксируют, как он приходит, чтобы выкатить угнанную машину из чужого гаража, берут его прямо за рулем и прижимают так, что уже не удалось ему вывернуться, пока не было все зафиксировано под протокол и с понятыми. Удивительно, но в этот раз он отправился за решетку. Теперь пишет во все инстанции, включая международные, жалобы на беспредел милиции. Говорят, уже свыше двухсот наваял.
Наступательные действия оперативников не остаются без признания. Одним из самых боевитых на фронте борьбы с автоворами стал Московский РОВД. И в ночь на 24 сентября, когда уставший сыщик в пять часов утра заскочил на служебной машине домой, оставленный им во дворе автомобиль вспыхнул, как факел. Свою сотрудницу, которая по должностным обязанностям должна заниматься документацией розыска, но принимает самое активное участие и в "боевых" операциях, товарищи охраняют и опекают, как важного государственного деятеля. И вполне серьезно говорят, что за поджог виновные ответят в любом случае. А вот за посягательство на сотрудника расправа будет вообще короткой и энергичной. На войне, как на войне.
Рассказанное - лишь несколько эпизодов из десятков задержаний автоворов. Задержаний, многие из которых сводятся на нет, в результате действия сегодняшнего законодательстве и судебной практики, нацеленной на защиту прав подозреваемых, но теряющей из виду интересы потерпевших.
Хочу особо подчеркнуть, что речь идет не о судьях, как личностях и гражданах. Большинство из них используют любую законную возможность для того, чтобы отправить угонщика за решетку. Многие справедливо сетуют на низкую квалификацию оперативного состава и работников следствия, ставшую результатом многочисленных кадровых перетрясок милиции и ее нищенского существования. Но отдельные недостатки отдельных работников милиции и отдельные злоупотребления отдельных судей не могут являться причиной ТОТАЛЬНОГО попустительства угонщикам. Повторюсь: это может быть только следствием экономических проблем и громадных прорех, как сейчас модно говорить, в правовом поле.
Почему вымогательство (именуемое в народе и в СМИ на американский манер рэкетом), так буйно расцветшее в 1990- 1995 годах, было задавлено до минимальных размеров в два-три года? Потому что российский бизнес и практики правоохранительной деятельности заставили законодателя прислушаться к голосу разума и пойти на жесткие меры в отношении вымогателей. Результат известен: сегодня лишь время от времени происходят единичные "наезды" с минимальной пользой для рэкетиров и очень серьезным риском для них. Произошла интересная метаморфоза: очень многие из бывших вымогателей, успевшие сколотить первоначальный капитал, но не успевшие сесть - ушли из явного криминала в легальный или "серый" бизнес. Значит, рэкет стал невыгоден?
Те, кто сегодня профессионально занимается угонами и хищениями автотранспорта, в подавляющем большинстве - неглупые люди (речь идет об организаторах, а не исполнительской шпане). Так что же нужно сделать для того, чтобы их подлый криминальный бизнес стал нерентабелен экономически и опасен лично для них?
Валерий Горбань



Валерий Горбань. Законодатель - лучший друг угонщика (и другие статьи)